Регистрация
Мы казаки! помогает объединению людей.

Казачьи воинские формирования.

Казак? А где твой конь?
(Из разговора с обывателем)


Современный обыватель воспитанный советской, постсоветской идеологией и идеями, при слове «казак» сразу представляет себе лихого наездника с шашкой и пикой, с гиканьем несущегося на противника и более ни как. Сразу бросается избитыми фразами типа «Казак без коня не казак!», «Казаки-разбойники», «Есаул, есаул, что ж ты бросил коня» и т.д.
Ну, о том, что казачество не род войск и не сословие, а самобытный народ об этом разговор особый. А знаменитая детская игра вовсе не означает, что казак и разбойник - одно и то же, в этой игре казаки ловят разбойников, т.е. стоят на стороне закона, слабых и обездоленных, в этом смысл этой игры. Рассмотрим вопрос о том, правильно ли утверждение, что казак и кавалерист одно и то же.
Для этого необходимо углубиться в историю этого воинского народа.
Казачество возникло в глубокой древности задолго до Рождества Христова, из союза племен разных народов видимо перед лицом какой-то опасности со стороны дальних или ближних соседей на территории Северного Причерноморья. Древнее Азовское Предание о крещении казаков локализует эту местность как Таманские острова. Это современный полуостров Тамань в древности бывшим архипелагом. В состав этого союза изначально входили племена трех народов, а именно авхатов (охватов), венетов и дандариев (деньдаров), которые породнились кровными узами с сарматами. То есть в союз фактически входили представители четырех народов, два из которых были славянскими (Авхаты и Венеты). Союз оказался весьма крепким и долговечным, в результате он преобразовался в этнос, то есть народ. По крайней мере, св. ап. Андрей Первозванный прибыв на Тамань в 34 . от РХ застал уже казачий народ, а не просто военный союз.
Вот, вкратце, история возникновения казачества, как его видит Древнее Азовское предание о крещении казаков.
И вот тут возникает вопрос – Как и в каких строях воевали казаки, какое оружие предпочитали, какие стратегию и тактику использовали?
Господу так было угодно, что казаки в основном селились на границах, районах которые ни как нельзя назвать мирными и спокойными. Поэтому перед казачьим народом всегда остро стояла одна задача – ВЫЖИТЬ. Как мы видим, с этой задачею наши предки справлялись и весьма успешно. Каким же образом?
Образ жизни казаков был таков, что война для них была нечто обыденным. Недаром говорили, что «казаки воевать умели, казаки воевать любили». Для того чтобы выжить в столь непростых условиях, когда ближние и дальние соседи так и норовили напасть и уничтожить казаков, необходимо было уметь приспосабливаться к обстоятельствам, выработать такие стратегию и тактику, чтобы наверняка победить противника и с возможно наименьшими потерями и усилиями. А для этого казаки всегда перенимали все лучшее и эффективное в военном деле, что было доступно на текущий момент. Доводили это до совершенства и долгое время с успехом применяли. Примеры таких воинских приемов – казачья лава, вентерь и др.
Но верно ли, что казаки это сугубо конники? Обратимся к истории и поймем, что это не так.
Да, конечно, казаки вели полукочевой образ жизни. Но кочевали они по рекам и известны они были, прежде всего, как мореходы и речники. Ими было изобретено универсальное судно класса река-море - ушкуй, из которого развились такие типы казачьих судов как струг, чайка, дубок. Их мы рассмотрим несколько позже. Одно время казаков называли наездниками моря, и казачьи ватаги наводили страх на турок, татар, ляхов, немцев всех мастей, шведов, персов и др. на Черном Море, Балтике, Каспийском Море, в Атлантике. Еще при Петре Первом донские казаки охотнее воевали на море, чем на сухопутье. Запорожцы и донцы ежегодно, по обету, выходили в Черное Море для спасения из мусульманского плена «христианских душ» (как они сами говорили) ну и чтобы добыть «зипуна» (за добычей). Причем часто эти рейды были, весьма результативными. Так в 1575 г. от РХ ватаги Богдана Ружинского разорили Крым, взяли и разрушили Трапезонд, Синоп, дошли до стен Константинополя (Истамбул), взяли и разрушили турецкую крепость Аслам-город, в 1600 г. от РХ казаки под предводительством Петра Сагайдачного разорили основные невольничьи рынки на Черном Море Синоп и Каффу (Феодосия). Последний такой набег казаки предприняли под предводительством Ивана Сирько. Тогда опять разорены невольничьи рынки в Каффе, Трапезонде, Синопе, освобождено, по свидетельству хронистов, около 3,5 тыс. невольников из Руси, Польши, Германии, причем многие из них за средства Запорожского Коша были отправлены в родные места. И это не нечто уникальное, а обычная практика в Запорожской Сечи. Освобожденных невольников Запорожский Кош снабжал некоторой суммой в золоте и серебре для того, чтобы те добрались на свою родину и начали новую жизнь. В прочем многие оставались и показачились.
Хочется остановиться на типах казачьих судов. Первое их них – ушкуй. Как было сказано, выше это судно было изобретено в глубокой древности. В античных источниках это судно известно под именем моноскилы (буквально однодревки, из за способа его строительства). Основу судна составляло выдолбленное цельное дубовое или ивовое бревно, на которое по бортам наращивали внакрой доски, палубы не было. Штевни одинаковые, осадка малая, потому ушкуй не терял маневренности на мелководьях и в узкостях. Чтобы поменять направление движения в узком проливе, в плавнях или на узкой речке не надо разворачивать все судно, достаточно перенести рулевое весло и развернуться гребцам. Судно легко ходило на веслах, при попутном ветре ставили парус на одной мачте. Это судно дало название северной ветви казачьего народа ушкуйникам.
Известны ушкуйники (их еще называли повольники) с давних времен и тесно связаны с Новгородской республикой. Именно они для Господина Великого Новгорода завоевывали и осваивали новые земли. Известны они также своими набегами на города и государства расположенные на берегах рек Европы и Азии, Балтики, Каспия, Черноморья, своими торговыми операциями от западного побережья Европы до Индии и Китая. Ими был основан на реке Вятка город Хлынов (сов. Киров (Вятка)). Примечательно то, что в Новгородской Земле право собирать Вече и иметь Вечевой Колокол имели только три города – сам Господин Великий Новгород, Псков, и Хлынов. Управлялся этот город (Хлынов) Вече, которое избирало АТАМАНА, он олицетворял исполнительскую власть, Вече (Круг) было законодательной властью. По казачьему обычаю на Вече избиралось духовенство. Хлыновская церковь не подчинялась Московским иерархам.
Хлыновские казаки-ушкуйники были народом довольно могущественным, но своевольным и своенравным. За что их не любили государи, в прочем, это не мешало последним пользоваться услугами ушкуйников.
Ушкуйники были именно речными жителями, и всю свою деятельность, так или иначе, связывали с реками и морем. Жили они за счет торговли, охоты, ловлей, ремесел, огородничества, а также за счет таких благородных занятий как война и пиратство. Здесь нет оговорки. Эти два занятия в древние времена и в средние века считались вполне респектабельными и благородными, не говоря уже о том, что они были еще и весьма доходными. Разбоем (и не только морским и речным, но и на сухопутье), занимались тогда все, кому не лень и даже на государственном уровне. Англия, например, своим могуществом обязана исключительно пиратам. Буквально все страны мира придавали разбою (а именно морскому, речному и сухопутному) исключительное значение. Поощряли тех разбойников, которые отдавали в казну добрую долю своей добычи (например, Морган, Дрейк), и жестоко наказывали тех, кто забывал это делать или не хотел.
На государственном уровне разбой развивался в Турции, Алжире, Испании, Франции, Англии, Швеции, Норвегии, Голландии, Дании, других странах Европы, Азии и Америки. Крымское Ханство и другие государства Великой Степи вообще разбой сделали основой своей экономики. Иван Грозный во время Ливонской войны нанял балтийских пиратов, чтобы обеспечить русскую талосократию на Балтике. Так продолжалось до середины XIX века, когда Франция в 1835 году от РХ, чтобы оправдать захват Алжира, объявила пиратство вне закона и стала бороться, прежде всего, с варварийским пиратством, ставшим серьезной угрозой мореходству в Средиземноморье и Атлантике. Дошло до того, что в 1804 г. варварийцы (Алжир) официально объявили (!) войну САСШ (сов. США).
Казаки (в их числе и ушкуйники), естественно, не отставали от других и весьма преуспели в этом благородном ремесле, для которого они даже выработали свой термин – варяжить.
Воевали ушкуйники в пешем строю и в совершенстве владели тактикой десантных операций. Столица Золотой Орды город Сарай в низовьях Волги не единожды подвергался набегам ушкуйников. Во время одного из набегов они умыкнули двух золотых коней отлитых по приказу Бату-хана из золота, добытого в походах Орды на Русь и Европу. Этих коней ищут до сих пор. Хан Ногайской орды после очередного набега ушкуйников на г. Сарайчик, писал Ивану III «уйми ушкуйников». К этому прибавились еще и жалобы Митрополита Московского, что, де, Хлыновская церковь ему не подчиняется, а тут еще и Московской казне (как, впрочем, и всегда) понадобились деньги и войска Ивана III взяли Хлынов, разграбили его. Московский государь ликвидировал казачью республику, город переименован в Вятку. Часть казаков погибла при обороне и штурме, часть (купцов) переселили под Москву в г. Дмитров. Какая-то часть казаков ушла на север, на Северную Двину, где основан город Архангельск и хлыновцы стали одними из основных родоначальников такого интересного этнического явления как северные поморы, часть ушкуйников ушли на юг, на Каму реку и основали там город Елабугу, а позже они же основали Волжское казачество. А часть ушли за Камень (Урал) и растворились в бескрайних просторах Сибири.
Интересный факт. Когда Витус Беринг высадился на побережье Аляски, то обнаружил остатки поселения, состоящие из рубленых изб по описанию весьма похожих на те которые строили новгородцы и хлыновцы. А среди местных индейцев было много голубоглазых бледнокожих людей с окладистыми русыми бородами и вполне европейской внешности. Кто знает, может это были потомки хлыновских казаков-ушкуйников.
Интересно и другое. Слово «атаман» в казачьи сообщества принесли именно ушкуйники где-то в XIV – XV века. До этого своих выборных начальников казаки Дона и Днепра называли воеводами, головами или шурабашами (от сарматского шура – круг, собрание, и баш – голова, глава, буквально глава собрания). Ушкуйники же называли своих начальников ватманами, атаманами (от готского ватер – вода, ман – человек, буквально водяной человек, водяной, то есть человек знающий воду, водные пути, кормщик). После того как Хлыновская республика пала, хлыновцы, ушедшие на Каму и далее на юг, частью слились с донцами и в обиход казаков вошло слово атаман. Теперь же получившее еще одну трактовку, на тюркский манер. Ата – отец, мен, ман – мужчина. Буквально отец мужчин или отец-командир, вождь.
Потомком Хлыновских казаков-ушкуйников был Ермак Тимофеевич – Князь Сибирский. И пошел он в Сибирь со товарищи на стругах (развитии ушкуя). А с войсками Кучума воевал в пешем строю.
У донских казаков и запорожцев в ходу были струги двух типов - чайка и дубок. Строились оба судна примерно одинаково и, будучи развитием ушкуя, имели похожий с ним набор и строились похожим способом. В основе корабля было выдолбленное дубовое или ивовое бревно, борта наращивались досками внакрой, оба мелкосидящие, оба с одинаковыми штевнями, что обеспечивало хорошую маневренность особенно в узкостях. Различались они лишь формой и назначением. Дубок длинное, но широкое судно, ходившее под парусом и на веслах, использовалось, в основном, как транспорт. На нем перевозили различные грузы, коней, скот, людей, припасы.
Чайка - длинное, но узкое судно, чисто военного назначения. Основной тип движителя весла, 12 -15 пар. При необходимости, при попутном ветре, устанавливалась мачта с одним парусом. Беспалубное. Высота борта 1,6 метра, вместимость до 100 человек. Вооружение 4 - 6 фальконетов. По бортам увязывались валики из тростника толщиной около 60 см, это увеличивало плавучесть судна, делая его практически непотопляемым, что повышало ее мореходные качества при низких бортах. По свидетельству Гиома де Боплана, французского инженера на службе польского короля, казаки ходили на чайках на скорости до 12 узлов, что для того времени очень много. Суда на море были малозаметны из-за малой высоты борта, не боялись отмелей, относительно легко перетаскивались силами экипажа по суше, в случае необходимости, можно их было спрятать в любой речке, лимане, в плавнях. Все это в купе с отчаянным, хорошо подготовленным экипажем, делало это утлое, казалось бы, суденышко грозным боевым кораблем.
Боевое применение этих судов (и чайки, и дубка) было разнообразным и даже весьма не обычным. Кроме рейдовых, крейсерских операций, в ходе которых топились или брались на абордаж вражеские суда, а также десантных операций, казаки придумали, как скрытно подобраться к противнику или уйти от него, пройти посты и заслоны по воде, или, вернее, под водой. Судно переворачивали килем вверх, по бортам навязывали камни притапливая судно так, чтобы оно полностью скрылось под водой. Потом подныривали, и проникали в образовавшийся воздушный карман, и передвигали импровизированный подводный колокол в нужном направлении, появляясь в самых неожиданном для противника местах. Этот способ описан хронистами при осаде турками Азова в 1641 г. (знаменитое Азовское сидение). Так что первые подводные лодки появились не в XIX и XX веках, а гораздо раньше.
Петр Первый по праву считается создателем Российского Военно-морского флота, но вот что такое настоящий военный флот и что такое настоящий морской бой показали молодому царю донские казаки во время второго Азовского похода.
Тогда донская казачья флотилия вышла в Азовское море и встретила там турецкий флот, шедший на выручку осажденному азовскому гарнизону. Турецкий флот представлен был современными на тот момент кораблями отлично вооруженными, с обученными и опытными экипажами. Надо сказать, что турецкая армия и флот в те времена считались одни из самых лучших. По сути, им тогда не было равных ни на суши, ни на море. Не смотря на это, казаки на своих чайках внезапно вышли из плавней, и смело атаковали неприятеля. Итог боя был не утешителен для турок. После жаркой схватки их флот был разбит, остатки его ретировались в Керчь. Результатом сражения стала морская блокада Азова и, как следствие, скорая капитуляция турецкого гарнизона.
Царь Петр, надо сказать, оказался способным учеником. Такую же тактику как казаки при Азове, он применил в сражении при Ниешанце, когда его войска атаковали шведскую линейную эскадру на … шлюпках(!). А потом и при Гангуте, когда он применил галерный флот против линейных кораблей противника.
Как мы видим, казаки знали толк в мореплаванье, и были в этом не самыми последними авторитетами. Их звали на службу, им подражали.
Отдельная страница истории воинских казачьих формирований это запорожцы. Себя они называли черкасы (не путать с черкесами). Это одно из древнейших названий казачьего народа. Издревле они поселились в низовьях Днепра, на Тамани. Ниже днепровских порогов Днепр разливается на огромной территории, образуя многочисленные протоки-ерики, плавни, острова, болота. Ширина этой территории достигала десятки километров, а в длину простиралась почти до самого устья. Называли ее казаки Великий Луг или Батько Великий Луг. Здесь селились днепровские островные казаки, которых потом стали называть запорожскими. В 1553 г. от РХ Волынский староста ВКЛ князь Дмитрий Вишнивецкий (из рода Рюриковичей, прямой потомок Владимира Великого) на острове Малая Хортица строит замок, укрепления которого составляют земляные валы, стены и башни, рубленные (сеченые) из бревен. Назван замок Сечью (Сiч). Здесь Вишнивецкий, прозванный казаками Байдой, с целью организации и сплачивания островных казаков основывает уникальную военно-общественную организацию которая носила название Запорожская Сечь или Кош. По сути это был рыцарский православный орден. В основе устава Коша Байда положил устав монастырей с Афона, известный и до сих пор своей строгостью. За стены Сечи женщин не допускали под угрозой смерти. Естественно уклад жизни сечевиков был близок к монастырскому. Кошевым священником выбирали всегда иеромонаха (на Дону выбирали иерея, т.е. не монаха чернеца, а белого священника). Соответствующая и молитвенная жизнь была. Но сечевики не только молились и вели хозяйство, но еще и совершенствовали свое воинское искусство, занимались ремеслами, ловлями, ежегодно ходили походами на турок, ляхов, татар. Бывало, отправляли отряды для помощи в военном отношении некоторым государям, например, отряд запорожцев участвовал в штурме Дюнкерка в составе армии французского короля Людовика 14. Бывало, ходили и на Москву за зипунами (добычею). Но основная задача Сечи состояла в защите южных рубежей Руси, ВКЛ, а потом и Речи Посполитой от набегов татар, поползновений Турции и в защите Веры Православной. Не стоит путать Сечь Запорожскую и Войско Запорожское. Сечь, как мы говорили, рыцарский орден, Войско Запорожское – казачья республика населенная бывшими сечевиками, поспольством (переселенными крестьянами не казаками (в прочем Б. Хмельницкий в 1648 г. записал в казаки все поспольство), родовыми казаками. Управлялась республика Сечью (что не удивительно Ливония управлялась Ливонским Орденом, а Мальта управляется Мальтийским орденом). Вот не сечевики выставляли в основном конницу, а Сечевики были в основе своей пехотой. Но о военном устройстве немного попозже. Сама Сечь не строилась на постоянной основе на одном месте. Ее переносили с места на место довольно часто, выбирая для этого места или на островах или на мысах при впадении в Днепр других рек. Благо мест таких в Великом Луге было предостаточно. Поэтому все сооружения делались из земли, дерева, или камыша и глины. Даже Храм Покрова Пресвятой Богородицы имел статус походного храма. За валами и стенами Сечи находился Майдан (центральная площадь), где собирались сходы и рады (круги). Здесь были Храм, скарбница, кошевая канцелярия, кругом Майдана ставились подсобные помещения, и жилые избы-курени, каждая на 100 – 150 человек. Подразделения Сечи назывались куренями, каждый соответственно численностью 100 -150 человек. Таких куреней было 38, и назывались они по городам и местностям, откуда приходили в них казаки (Переяславский, Полтавский, Менской (Минский) и др.) или по своеобразной боевой специализации, как, например, Пластунский курень, казаки которого были не превзойдёнными разведчиками, давшие название станице Пластунская на Кубани и казачьей пехоте - пластуны, а так же способу скрытого перемещения по полю боя – ползти по-пластунски.
Но принимали в Сечь не каждого и не сразу. Соискатель должен был быть молодым, вольным, православным мужчиной, свободно говорящий на русском языке (малорусском наречии). Желательно грамотный. На национальность не обращали внимание. Сечевиком мог стать как родовой казак, так и иногородний. Были среди сечевиков и русские, и поляки, и татары, и казаки, и турки, и даже евреи. Правда, выкрести. Так полковники Богун и Пушкарь, сподвижники Богдана Хмельницкого были крещеные евреи. Чин казака давался не просто так. Соискатель отрекался от своего родового имени, давал обет безбрачия и обучался в течение семи лет. Сначала в чине коновода, потом в чине подпомочника, потом в чине джуры (оруженосца). Соискатель на сечевика должен был пройти испыты (испытания) в ходе которых проверялись его боевые качества, смекалка, ум, смелость, лидерские качества. Например, один из испытов предусматривал сплав на долбленом челне по днепровским порогам, перепад высот на которых достигал до 9 м. Сами понимаете, чтобы подобное совершить смелым и сильным быть мало, надо быть еще и расчетливым, полностью владеть собой, быть точным в движениях и уметь быстро принимать правильные решения. Каждая секунда промедления или малейшая неточность в движениях чревата гибелью.
Казак-сечевик по статуту ВКЛ, а потом и Речи Посполитой официально имел статус рыцаря, поэтому Сечь называлась еще и Лыцарством (от малорусского лыцарь – рыцарь). Казак сечевик командовал звеном, которое состояло из пяти человек – он сам, джура, два подпомочника и коновод. То есть это было классическое рыцарское копье. Сечевое войско было в основе своей пешее. Это отмечал еще Гиом де Боблан. Он как-то написал, что «если бы казаки не пренебрегали конницей, то были бы непобедимы». Другое дело Войско Запорожское. Там коннице уделяли огромное значение. В Сечи надо было служить по обету десять лет. После чего сечевик мог жениться, но терял статус сечевика и переселялся на зимовье или в поланку (крепость), где тоже нес службу по охране рубежей и по призыву Войска обязан был явиться на войну со своим отрядом, коим командовал.
Именно запорожские казаки создали лучшую в мире пехоту – пластунов. Пластунами называли бойцов Пластунского куреня, после переселения части запорожцев (черноморцев) на Кубань, там создана была станица Пластунская. От них этим, ставшим нарицательным, именем стали называть пеших казаков любого войска. Пластунам в Российской императорской армии доверяли самые сложные и опасные задания по разведке противника или захвату языков, опорных пунктов и т.д. Они стали прообразом современного спецназа. Казачью пехоту – пластунов, отличала от пехотинцев других народов и армий особая выучка, смелость, изобретательность и универсальность бойцов, которая выражалась в умении сражаться и в плотных строях и в одиночку, причем зачастую с более многочисленным и, весьма разнообразным противником. Проявляя при этом весьма большую изобретательность и самостоятельность, не в ущерб, впрочем, общему ходу сражения. А также универсальность бойцов выражалась в подборе вооружения. Дело в том, что вплоть до середины 17 века и кое-где и в начале 18 века пехотные части делились на мушкетерские (стрелковые) части, вооруженные фитильными или кремневыми ружьями и шпагами или тесаками в качестве холодного оружия, и пикинерные части, вооруженные длинными пиками. Мушкетерские части имели приличную огневую мощь, но против конницы и в рукопашной схватке часто были слабы, мушкет превращался в обузу после одного двух выстрелов (больше сделать было не возможно), пикинерные части наоборот не имели огневой мощи, но были стойки при атаке кавалерии. Благодаря тому, что вооружены они, были исключительно холодным оружием, и, главное, длинными пиками, позволявшим отбиваться от конницы. Для прикрытия мушкетерского полка необходимо было два пикинерных. Казаки себе позволить такого не могли. Эту проблему они решили просто. В обязательном наборе вооружения казака пехотинца кроме ружья-рушницы, было четыре пистолета (два за поясом, два в кожаных кобурах-карманах вшитых в шаровары), кинжал (нож), сабля и два копья или, как их называли спицы. В отличие от пики спица была короче, что позволяло использовать ее в рукопашной свалке с пехотой, кроме рожна на другом конце спицы был набит еще уток, чтобы можно было упереть копье в землю, это, в свою очередь, увеличивало стойкость бойца при столкновении с конником. Таким образом, казачье пехотное подразделение имело огневую мощь, но и само с успехом зачищалось от конницы. Эта идея потом переросла в оборудование пехотных ружей сначала багинетами (кинжалами, рукоятки которых просто вкладывались в стволы), а потом и штыками. Особое внимание уделялось меткости и скорострельности. Ружья казаки делали сами, но предпочитали захватывать или покупать турецкие, персидские или арабские образцы, которые, одно время, считались лучшими. Они были легче и дальнобойнее европейских образцов, отличались тщательностью отделки. Потом, когда европейские образцы стрелкового вооружения стали более совершеннее, казаки брали и их. Холодное оружие было представлено различными образцами. Это и сабли турецкие, польские корабелы, русские, ковали свои, ятаганы, кинжалы, просто ножи. Уже в более позднее время, когда казаки служили Российской Империи, вооружение было более или менее приведено к одному стандарту, но разрешалось нести службу с дедовскими шашками и кинжалами. Казачья пехота в 14 – 17 веках единственная в Европе могла на равных воевать с турецкими янычарами, считавшиеся тогда лучшей пехотой мира. Это доказано в многочисленных сражениях. Огромную роль пластуны сыграли в Кавказскую войну, при обороне Севастополя, во всех войнах, которая вела Россия. Они обеспечивали войсковую разведку, были первыми снайперами, успешно штурмовали вражеские укрепления. Причем показали себя знатоками десантных операций, ими был, к примеру, взят остров Березань с сильно укрепленными турецкими позициями, что обеспечило русским войскам быстрое взятие Очакова. Последнее официальное использование пластунов в войне относится к Великой Отечественной Войне. Тогда была сформирована 9 Краснодарская казачья пластунская дивизия, которая отличилась при обороне Кавказа, освобождении Кубани, Крыма, Восточной Европы и была награждена орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Кутузова, ее бойцы гордо прошли по Красной Площади на Параде Победы в 1945 г.
Особо нужно отметить способы передвижения войсковых подразделений на марше и устройства войск на бивуаке. Это немало сказывается на боеспособности войск, их мобильности. Если донские казаки, в основном конники, обозов не имели, а ходили в походы одвуконь, то запорожцы, у которых пешее войско занимало значительную часть, имели приличные обозы. Среди старшины был даже специальный чин заведовавший обозом, называемый обозным есаулом. Он исполнял обязанности начальника тыла в современных войсках. Обоз составляли телеги запряженные лошадьми. Двигался он посреди войск с такой же скоростью. В случае опасности или остановки лагерем, телеги быстро выставлялись треугольником на подходящем для обороны месте и сковывались цепями. В вершинах треугольника ставились орудия, на телегах устанавливались фальконеты (пушки-уключницы), все это ощетинивалось копьями и ружьями, внутри треугольника сосредотачивались бойцы, телеги обвешивались мокрыми шкурами, щитами. Обоз, таким образом, превращался в крепость. Назывался такой укрепленный лагерь табор. Взять его приступом было не просто, тем более казаки за импровизированной крепостной стеной не просто выжидали, а вели активные боевые действия, включая внезапные вылазки, атаки. Противнику приходилось бороться с табором как с полнокровной крепостью. Немцы называли его вагенбург. Опыт боев в Чехии во время гуситского восстания показал высокую боевую эффективность табора. Чехи, скорее всего, переняли его у запорожцев и долгое время рыцарские войска со всей Европы не моли справиться с гуситами Яна Жижки, которых по табору называли таборитами.
Очень большую роль у казаков имела артиллерия. Казаки понимали, что мощь войска во многом зависит от этого рода войск. В Сечи был и свой начальник артиллерии, называемый арматным есаулом. В своих походах казаки захватывали и увозили с собой лучшие образцы артиллерийских систем. Используя пушки, казаки особое внимание уделяли мобильности систем, скорострельности. Прежде всего, использовали фальконеты или пушки-уключницы, различные пищали, гаковницы, лафетные системы. При осадах применяли и системы крупных калибров. Ими придумана залповая артиллерийская система «сорока», когда на одном лафете монтировали батарею из пяти, семи - пищалей и из них стреляли или залпом, или из каждой пищали по отдельности, обеспечивая этим скорострельность. Казаками придумана была и легкоконная артиллерия. Это артиллерийское подразделение, приданое кавалерии. Естественно это подразделение комплектовалось лошадьми особой стати и выносливости, орудиями с облегченными стволами и лафетами (но не в ущерб прочности). Орудийная прислуга передвигалась верхами на лошадях. Учитывая все это, такое подразделение, имело большую мобильность, чем обычная полевая артиллерия. Огромную роль казачья конная артиллерия сыграла в Отечественную Войну 1812 года и в других войнах, которые вела Россия и снискала себе славу лучшей в мире.
Нельзя обойти стороной и успехи казаков в военно-инженерной области. С большим искусством и быстро казаки умели строить любые фортификационные сооружения. При осадах и обороне умело, и изобретательно вели не только наземную, но и подземную войну. К слову сказать, на Руси осада крепостей с помощью подкопов назывался немецким, а сами немцы называли его казачьим. Вот только некоторые примеры инженерного искусства казаков. При осаде Иваном Грозным Казани в 1552 г. казаки подвели подкопы под башни и стены, заложили пороховые мины и взорвали их, чем обеспечили русское войско удобными проломами в крепостных стенах и практически решили исход осады. В 1641 г. при осаде турками Азова обе стороны и осажденные казаки, и турки активно использовали подкопы. На стороне турок воевал целый инженерный корпус из Западной Европы. Лучшие инженерные кадры того времени. Но в этой осаде переиграть казаков они не смогли. Не раз казаки разгадывали замыслы и уловки врага и подводили контрмины, затапливая врагов водами Дона, сжигая горючими веществами, взрывая подкопы врагов. Не раз через прорытые подземные галереи казаки появлялись даже среди турецкого лагеря, неся смерть и панику. Сколько турки не разрушали, свей артиллерией укрепления Азова, казаки быстро отстраивали их опять. Казаки даже подвели мины под насыпной курган, который турки возвели для своих пушек, чтобы обстреливать Азов. И в момент залпа привели заряды в действия, уничтожив и орудия и прислугу и курган.
Но почему утвердился стереотип казаков как сугубо кавалеристов?
Дело в том, что как уже говорилось, казаки всегда брали на вооружение все самое лучшее и эффективное. Живя по соседству со степняками-кочевниками, они прекрасно были знакомы с конницей и понимали все плюсы кавалерии. Обученный конник на поле боя стоил десяти пехотинцев. Мало того, что при атаке масса коня и воина обрушивалась на противника и вкладывалась в удар копьем или мечем (саблей), так еще и психологический эффект от одного вида, несущегося на тебя кавалериста с гиканьем и размахивающего клинком или наставившего рожон копья, вызывал если не страх, то оторопь. Появившаяся в глубокой древности кавалерия властвовала на полях сражений веками. Изначально воины использовали лошадей только для быстрого передвижения до места сражения, а там спешивались и вели сражение в пешем порядке. Поэтому вооружение конников особо не отличалось от пехотного. Щит, короткий меч, кинжал, удобные в рукопашной схватке в пешем строю. Знаменитая греческая махайра изначально была оружием конника именно по этому. Хетты, греки, шумеры, египтяне, персы применяли боевые колесницы, на которой было двое – возница, управлявший парой или четверкой лошадей, и воин вооруженный луком со стрелами или несколькими копьями, дротиками. Сами колесницы оборудовались шипами, серпами, лошади покрывались защитой из стеганых попон, кожи, металла. Все это повышало пробивную способность колесниц, и были весьма эффективным оружием.
Со временем, скорее всего в среде кочевников-степняков, утвердился обычай биться, не слезая с коня. Для этого создавались оружие и экипировка. Специальные седла, сбруя, техника верховой езды помогавшие удержаться на спине животного. Основным оружием конных воинов стало длинное копье, меч (сабля) с длинным клинком, которым было удобно наносить удары, не слезая с коня, лук и стрелы. Кавалерия из второстепенного рода войск, призванная защищать фланги пехотных строев и проводить преследование, и разведку врага, быстро завоевало ведущие позиции на поле боя. Она стала делиться на тяжелую и легкую кавалерию. Первая, как например, катафрактрии, кирасиры, латная конница, должна была взламывать оборону противника, вторая, гусары, уланы, должны были вести разведку, охрану войск на походе и бивуаке, преследование противника, действовать на коммуникациях врага.
Вот как оценивал роль конницы на войне известный теоретик кавалерийского искусства XIX века кавалерийский генерал барон Оффенберг. Он говорил, что кавалерия «страшный молот, способный стереть с лица земли всякий род войск». В общем, кавалерия играла на полях сражений такую же роль, как теперь танковые войска, аэромобильные, мотопехота, подвижные соединения. Не случайно первые воздушно-десантные части были созданы на основе кавалерийских полков, частности и казачьих, в СССР, а в армии США до сих пор имеются кавалерийские соединения и части, только вооружены они теперь бронированными боевыми машинами или являются аэромобильной пехотой. Это не случайно, потому, что именно специфика применения кавалерийских частей была наиболее близка к тактике современных танковых и мобильных соединений и разрабатывалась на основе боевого опыта кавалерии. Виднейшие и самые талантливые командиры танковых соединений и частей, лучшими теоретиками и практиками их боевого применения были кавалеристами. Такими были, маршалы и генералы Жуков, Горбатов, Рокоссовский, Гудериан.
Как говорилось ранее, для казаков характерна универсальность в бою. Поэтому приверженность тех же сечевиков к пешему строю, вовсе не означало не умение казака биться на коне. По большому счету казакам было все равно, в каком строю бить врага. Все зависело от боевой задачи, противника, наличия боевых ресурсов, местности, специфики боевой операции. Если, к примеру, атаман Сирко с ватагой подошел на чайках к Анатолийскому побережью и высадился там, где его войску взять лошадей, чтобы бить турок в конном строю? Ведь наличие коня у воина вовсе не означает, что он может эффективно сражаться. Конь должен быть хорошо выезжен, обучен, понимать всадника, всадник, в свою очередь должен чувствовать коня, а это достигается длительной тренировкой. Единство коня и всадника одна из составляющих успеха кавалериста. Ну, допустим, захватили коней у турок. Ну и что? Кони не чувствуют всадников, всадники коней, доверия нет, а значит нет боевой эффективности.
Но при этом на сухопутье кавалерия обладала неизменно большей маневренностью, чем пехота, хотя и не всякую задачу могла выполнить. Так же как и современные танковые части, кавалерия на поле боя не могла обойтись без пехотного прикрытия. Или должна обладать известной степенью универсальности, чтобы при случае биться в пешем строю и, желательно, с той же боевой эффективностью. Поэтому казаки организовали свою кавалерию так, чтобы бойцы дрались как в пешем, так и в конном строю с одинаковой эффективностью. Казаки, даже рядовые, обладали известной степенью самостоятельности, но при этом строго и жестко дисциплинированы и были повязаны родственными, дружественными отношениями, так как в полку служили казаки одной станицы, хутора. Кроме того все было подчинено идее боевой системы Казачий Спас, которая основывалась на христианском постулате «Бог есть Любовь, и нет более Любви, чем душу свою положить за други своя». Исходя из этого, казак в бою не должен был даже думать о себе и защищаться, его задача была поразить врага и защитить своего товарища, даже ценой своей жизни, положась, в свою очередь, на то, что его самого защитит другой товарищ. То есть все подразделение повязано этой круговой порукой (это, кстати, характерно не, только, для кавалеристов-казаков, но и вообще для всех боевых казачьих подразделений, что приводило к относительно малым боевым потерям по сравнению с регулярными частями). Основой боевой части были звенья по пять бойцов, звенья сводились в десятки, десятки в сотни, сотни в полки, в полку было, как правило, пять сотен. Полки составляли Войско. Кстати это деление не, только, боевых полков, но и административное деление. Обозначали область, с которой собирался полк, десятки, сотни. В казачьих полках поддерживалась строжайшая дисциплина. За провинность строго наказывали. А за тяжкую (пьянство, убийство, воровство, мародерство, осквернение святынь (в том числе и иноверческих), насилие над слабым полом, клятвопреступление) - убивали. Казаки обучались верховой езде и боевым приемам, чуть ли не с рождения. Каждый казак старался держать как можно больше коней, особенно много было у казачьей старшины, они то и явились основными заводчиками коней для боевых частей. Коней старались покупать в Европе, Азии, захватывали в набегах и войнах. Кони считались ценнейшим трофеем. В конце концов, были выведены великолепные породы верховых лошадей, такие как донская, терская, запорожская. Как итог, казаки создали уникальную конницу. Она не считалась регулярной, а относилась к разряду иррегулярной (т.е. не правильной), но по боевой эффективности казачья кавалерия превосходила все регулярные части. «Неправильность» ее заключалась именно в универсальности применения, самостоятельности бойцов и широкого спектра боевых приемов. Чего стоит, например, успешный штурм Очакова, произведенный спешенными кавалерийскими казачьими полками и гусарскими полками, которые вроде бы и регулярные считались, но сформированы были на базе и вместо казачьих полков из слободских казаков, как, например Ахтырский, Изюмский, Павлоградский гусарские полки, Бугский уланский полк и т.д. Казачьи полки с большим искусством сражались, как «правильных» баталиях, так и в, так называемых, партизанских действиях на коммуникациях противника. Казаки были не заменимы в авангарде и арьергарде, в разведке. Они с одинаковым успехом действовали, как против тяжелой, так и против легкой конницы, так и против пехоты.
Надо понимать и трудности создания кавалерии. Как мы говорили выше, мало посадить бойцов на коней. Кавалерия была привилегированным видом войск, и служить в кавалерийских частях мог не каждый. Это было довольно накладно и с экономической точки зрения. Хороший боевой конь стоил дорого. В 18 -19 веках от 60 до 300 руб. в зависимости от вида кавалерии. В легкой дешевле, в тяжелой дороже, в гвардейской еще дороже. Амуниция и сбруя тоже не дешевы. Поэтому одного конника обычно обеспечивали, чуть ли не деревнями. Бойца надо еще и обучить верховой езде, приемам боя, конь должен быть определенного возраста, стати, масти, хорошо обучен и выезжен. Все это - время, средства и силы. Бойцы должны не только хорошо держаться в седле, и владеть приемами боя, но и уметь взаимодействовать друг с другом. Все это тоже время, средства и силы. Что бы обучить новобранца и сделать из него кавалериста необходимо в три, в четыре раза больше времени и средств чем пехотинца. Иное дело казаки. Они были врожденными воинами, и обучение их начиналось, чуть ли не с пеленок. В пять лет казака садили на коня и учили держаться в седле. Через несколько лет мальчишки творили буквально чудеса джигитовки. Тогда же давали в руки оружие. С начала нож, кинжал, полусаблю, потом и саблю, шашку. Некоторые казаки ходили в походы с раннего детства, с 8, 9, 10 лет. Причем это были уже, вполне сложившиеся и умелые воины, на столько, что им доверяли командование подразделениями. М. И. Платов начал службу в 13 лет урядником, в 20 лет получил чин войскового старшины (арм. подполконик). Н.В. Иловайский (5-й) в 6 лет был зачислен на службу казаком, в 8 лет принял участие в походе на Крым для усмирения татар, в 10 лет произведен в есаулы (арм. майор), в 14 лет принял участие во взятии Хаджибея, Бедер, и Измаила, в 26 лет произведен в генерал-майоры. Кутейников Д.Е. поступил на службу простым казаком в 14 лет. Через пять лет произведен в есаулы. И список этот можно продолжать и продолжать. Таковы Поповы, Денисовы, Красновы, Грековы. По правилам на службу казаки являлись со своим боевым конем, формой и амуницией. Государство давало только ружье. Это было очень выгодно для государства. Части получались весьма боеспособные, с обученным личным составом укомплектованными боевыми конями хорошо выезженными и обученными. Государству формирование и содержание казачьих кавалерийских частей обходилось довольно дешево, по сравнению с регулярными частями. В тоже время необходимость в боевой коннице всегда была высокой, поэтому от казачества государство требовало формирование именно кавалерийских полков, в ущерб пехотных. Вот тогда и стал складываться стереотип казака как сугубо кавалериста. А казачья пехота оставалась как бы в тени, и, надо сказать, не заслуженно. Традиционно считалось, что наиболее лихие наездники и лучшая конница – донская казачья конница. Всевеликое Войско Донское выставляло большую часть казачьей кавалерии, хотя другие войска тоже мало чем уступали донским казакам, но на них еще возлагались обязанности пограничной службы на Кавказе, Поволжье, Урале, Сибири, Дальнего Востока Туркестана. Донское же Войско, в связи с замирением кочевников Русских степей жившее в относительном спокойствии, было самое многочисленное и могло выставить больше боеспособных мужчин для службы. Кроме того Донские полки часто посылали для службы на Кавказскую линию, Сибирскую линию. В основном они несли службу по охране западных рубежей России и Кавказа. Часть этих полков образовало Линейное Войско, которое было разделено между Терским и Кубанским Войсками. Казачья кавалерия показала себя во всей красе во время русско-турецких и наполеоновских войн. Строго говоря, русская армия своими успехами во многом обязана действиями именно казачьих частей. Особенно ярко это проявилось в Отечественную Войну 1812 года и в заграничных походах. Именно здесь казаки раскрылись во всей своей красе. Блестящие арьергардные операции, рейдовые операции на коммуникациях противника, авангардные бои. По крайней мере, три раза казаки корпуса Платова буквально спасали русскую армию от разгрома и переломили ход всей компании. Первый раз было под местечком Мир в Гродненской губернии, второй раз у местечка Романово Слуцкого уезда, когда они первые из русских войск одержали первые победы над наполеоновскими войсками задержав противника от 2 до 3 дней, дав возможность армии Багратиона уйти от преследования и уничтожив при этом значительные силы противника, третий раз на Бородинском поле, когда в решающий момент корпус Платова, совместно с кавалеристами Уварова совершили рейд в тыл наполеоновской армии и сорвали наступление наполеоновской гвардии стоявшей в резерве. После казачьи отряды с успехом участвовали в партизанской войне и, по крайней мере, один раз чуть не пленили самого Наполеона. Спасло его только чудо и верность телохранителей. Казаки не единожды победным маршем проходили по улицам европейских столиц. В Европе традиционно до наполеоновских войн лучшей легкой конницей считались венгерские гусары. После того как казачьи полки вошли в Париж пальма первенства однозначно перешла им. И это звание лучшей кавалерии они продержали до 1954 г., когда Хрущев ликвидировал кавалерию как род войск, а заодно и все национальные части Советской Армии.
Бытует мнение, что кавалерия утратила свое значение на поле боя в Первую Мировую Войну. Якобы пулеметы свели на нет все ее преимущества и ее боевые качества. История же боевого применения кавалерийских частей и соединений говорят о надуманности этого утверждения. И не последнюю роль в опровержении этого тезиса сыграли казачьи кавалерийские соединения РККА. Именно они составляли основу кавалерии РККА. В составе РККА воевало на фронтах ВОВ 15 казачьих кав. корпусов. Все они были удостоены звания Гвардейских, награждены орденами и Почетными Красными Знаменами. Наиболее известны 4 КККК, 3ККК, 6ККК. В 1941 г. Командование Вермахта за головы казачьих командиров кав. корпусов Белова и Доватора по 10 тыс. рейхсмарок! Прославились генералы Кириченко, Плиев, Тутаринов, Музыченко. Самые известные операции, проведенные ими, это участие в оборонительных сражениях 1941 – 1942 гг. Бой у станицы Кущевской, когда 4 Кубанский кав. корпус в последней в истории классической кавалерийской атаке вырезали горнострелковый полк Зеленая роза, серьезно подорвали боевую мощь полка Эдельвейс и других частей наступающих войск Вермахта. Рейдовые операции, самая яркая из них участие в Белорусской наступательной операции «Багратион». Участие совместно с монгольскими конными частями в Маньчжурской компании. Во всех этих сражениях казачьи кавалерийские соединения показали себя весьма боеспособными, и, что самое главное, эффективными. Кавалерийские соединения были в то время весьма эффективной боевой силой. В составе кав. дивизии РККА на 1941 г. входило 4 кав. полка пятиэскадронного состава, в состав которых входили еще и конноартелийская батарея, пулеметный взвод, танковый полк на танках БТ-5 (позже на Т-34), конноартелерийский полк, конноартелерийский противотанковый дивизион, отдельные эскадроны тяжелых пулеметов, связи, саперный, разведывательный, обеспечения. Таких дивизий в кав. корпусе было пять, шесть, а кроме этого одна две таковые дивизии, противотанковые и гаубичные полки. Причем все это организовано так, чтобы сделать эти соединения как можно подвижнее. Вооружение кавалеристов кроме холодного оружия состояло еще и из стрелкового, причем современного на тот момент, а именно кавалерийские карабины (модернизация винтовки Мосина), пистолеты ТТ и револьверы Нагана, пистолет-пулеметы ППД (позже ППШ и ППС), ручные пулеметы ДП, противотанковые ружья, станковые пулеметы Максима на тачанках, пулеметы ДШК, на тех же тачанках. Артиллерийское вооружение было тоже современным на тот момент, пушки, гаубицы. Кроме комплектования лошадьми, соединения комплектовались автомобилями, бронеавтомобилями, танками. Как видим на текущий момент кавалерийские соединения были весьма внушительной силой, при этом были мобильны и имели большую степень автономности. Эти соединения могли совершать длинные марши даже с боями и не боялись оторваться от тылов и баз снабжения, чего не могли позволить себе пехотные и моторизированные соединения. Могли быстро совершать рейды по тылам противника на любую глубину, что с успехом было продемонстрировано казаками Плиева летом 1944 г. во время Белорусской операции, решать как тактические, так и стратегические задачи, при этом мало зависели от баз снабжения. К слову сказать, по боевым уставам РККА действовавших до и вовремя ВОВ, атаковать противника в конных строях не предусматривалось. Кавалеристы на конях выдвигались на поле боя, спешивались и далее вели бой в пешем порядке. Хотя случались и исключения. Недаром еще Петр Великий говорил «не держись уставу, как дите за мамкину юбку, ибо устав есть не догма, но руководство к действию».
А теперь рассмотрим некоторые боевые приемы казаков. А именно лаву и вентерь.
Эти приемы весьма древние и описывались еще в эпоху античности, как излюбленные приемы скифов (а греки и римляне всех жителей Северного Причерноморья называли скифами). Так при описании похода персидских войск под водительством Дария I уже описываются эти приемы. Причем многоопытные в боях с другими народами персидские военноначальники противопоставить этим приемам ни чего не могли.
Итак, лава. Это комплекс боевых приемов для конницы включающий в себя стремительную атаку конников в рассыпном строю с охватом противника с флангов. Причем воины во время атаки громко кричали, выкрикивая различные девизы, а то и просто улюлукали, размахивая оружием, при этом часть какая-то часть стреляла из луков (позже из ружей), выцеливая и выбивая в первую очередь командиров. Особое внимание уделялось меткости стрелков. В учебнике казака издания 1911 г. изданного военным ведомством России говорится, что стрелять казаку в лаве надобно точно, если не получается на скаку, то он должен остановится, а то и вообще спешится. Все это создавало довольно нервную (мягко говоря) обстановку в рядах противника и часто сеяло панику. Лава могла прошить ряды противника и тогда прорвавшиеся казаки разворачивались и били его в спину, еще более сея панику, одновременно фланги лавы охватывали боевые порядки врага. Участники лавы могли резко переменить направление удара, а то и развернуться и резко отступить, если этого требовала обстановка. Еще на полях Первой и Второй Мировых Войн казачья лава наводила ужас на врагов России.
Вентерь. Суть этого боевого приема состояла в том, что казаки делили свой отряд на две не равные части. Основные силы располагались в засадах, так, что бы удобно было выйти с флангов и в тыл противнику, значительная и усиленная артиллерией часть группировки располагалась в центре позиции, часто замаскированная, опираясь, при этом, на укрепления (крепость, табор, редуты и др.), за естественными препятствиями (реки, болота, овраги) используя их как наковальню, о которые должны разбиться основные силы врага. Меньшая часть сил казаков (одна, две сотни, иногда полк) вступает в боевое соприкосновение с противником, завязывает бой и старается втянуть в него как можно больше сил врага. После чего разворачиваются и, имитируя паническое бегство, отступают. Противник в азарте преследования выходит на укрепленную позицию упирается в нее, а в это время с флангов и с тыла из засад нападают основные силы казаков и, буквально, вырезают вражеских воинов. Александр Суворов частенько применял этот прием, подсмотренный у казаков, с которыми он бок обок воевал против турок, поляков и французов, и он (вентерь) Суворова ни разу не подвел. В 1812 г. корпус атамана М.И. Платова в течение месяца два раз применил этот прием (под Миром и Романовым) и оба раза весьма успешно для себя и весьма плачевно для врага. Наполеоновские войска понесли сильные потери, так под Романовым казаки уничтожили два уланских польских полка (они считались лучшей кавалерией Великой Армии), ощутимые потери понесли и другие части французов, а наступление наполеоновских войск приостановилось на трое суток, это практически спасло армию Багратиона от разгрома.
Вот только некоторые мысли о казачьих вооруженных формированиях. И, как мы видим, те, кто утверждает, что казак не мыслим без коня, сильно ошибается.
Казак это не конь и даже не форма и оружие. Казак это вера, долг и честь.
Слава Богу, что мы казаки!
Евгений Макаренко
Время 5:07 am.