Регистрация
Мы казаки! помогает объединению людей.

Просмотр сообщения
Часть 5
Государевой службы и податей платить не хотят. Не хотят быть у строенья морских судов, у стругового дела, у лесной работы в кормщиках, гребцах, на плотах, бегут в донецкие казачьи городки. В 1699 году из одного Воронежского уезда бежало около 330 дворов. Опять грамота на Дон: «Беглых не принимать, а старых уходцев сыскать и доставить на прежние места жительства на своих казачьих подводах, потому что вы тех беглецов принимали без нашего указа».
Государь, и такой государь, как ПетрI, разумеется, не мог равнодушно смотреть на подобные явления. Как было отмечено выше, на Дон, для розыску беглых была отправлена военная экспедиция, во главе с князем
Ю.В. Долгоруким. Князь был убит казаками. Тогда с новой экспедицией на Дон
царь отправляет брата Долгорукого. В результате было разыскано и
возвращено более 2000 человек. Но репрессивные меры по наказанию
казаков привели к Булавинскому восстанию 1707 – 1709 годы.
Как пишет Соловьёв: «Здесь, на Дону, наконец-то явился новый Разин. В короткое время за Булавина поднялись три реки: Хопер, Бузулук и Медведица». Северский Донец также собрался за Булавина под начальством Семена Драного. Здесь в 12 городках было 1680 человек казаков; по Хопру в 26 городках 3670 человек; по Бузулуку в 16 городках 1490 человек; по Медведице в 14 городках 1480 человек. 28 апреля Булавин с 15 000 войска осадил Черкаск. Город продержался не более двух суток. 1 мая казаки выдали Булавину атамана Лукьяна Максимова и старшин. Но это была последняя победа Булавина.
При нападении на Азов воровские казаки потерпели сокрушительное поражение. Потерявши много своих, воры побежали к Черкаску, и много их потонуло в Дону. Беглецы, явившись в Черкаск, начали кричать, что по посылке Булавина под Азовом побито их многое число и многие потонули в воде, а Булавин их не выручал и им изменил, за что надобно его убить. Булавин ушел от них и заперся у себя в комнате, но атаман Илья Зершиков пришел с толпою казаков и начал обстреливать курень. Булавин сначала защищался, убил у Зершикова двух человек, но потом, видя, что дальнейшее сопротивление невозможно, застрелил себя из пистолета.
Соловьёв, том 15, гл. 3, часть 3: «Трудами, показанными в Черкаске, дело не оканчивалось. Пётр верно обозначил больное место, приказывая щадить городки по Дону и искоренять верховые городки по донским притокам, населённые сходцами, голутьбою. Но здесь объявился новый главарь вopoвcкиx казаков Хохлач, который бросился к Саратову, был отбит и отступил к Паншину. 23 августа Дмитриев-Мамонов настиг казаков ниже Паншина верстах в 5-и, у Дона. Воров было с 4000, кроме жен и детей, обоз состоял из 1000 телег. Воры потерпели страшное поражение, ушло их немного, только в двух лодках. Женщины, дети и обоз достались победителям. Хованский выжег 8 городков; 39 городков добили челом и приведены к присяге.
Главарь староверов Некрасов, узнав об участи Есаулова городка, побежал на Кубань с 2000 воров. В конце концов, Некрасов не просто ушел, а увёл своих последователей - староверов в туретчину. Но тут же объявился Голый, очередной главарь бунтовщиков. Около него собралось тысячи с четыре воров, с женами, детьми и скотиною. В сентябре он пришел в Донецкую станицу по призывному письму тамошнего атамана Колычёва. Пришлось опять проливать казачью кровь, чтобы успокоить и этот мятеж. У Голого было с 7500 человек войска; воры вышли на бой, но их сорвали, вогнали сперва в городок, потом выбили из городка и до Дону рубили без милосердия, трупов положено с 3000 человек, многие потонули, иных на плаву пристреливали, а которые переплыли, померли. Голый ушел сам-третей; городок был выжжен.
Соловьёв, том 20, гл. 4: Вот что пишет о казачьих внутренних порядках Татищев, будучи генерал губернатором: «Старших у них чрезвычайно много, и выбираются большею частью люди безграмотные. По-моему, лучше им определить одного войскового атамана, двух есаулов, одного писаря, а у тысячи казаков одного полковника или старшину; так как казаков с захребетниками считают от семи до десяти тысяч человек, то старшин не может быть более семи. Казаков в круг приходит множество, где и при слушании указов бесчинство, брани и крики бывают, и часто случается, что атаман унять их не в состоянии». И Татищев предлагает: «Не лучше ли исполнять указы в избе, и не в кругу, а атаману с есаулами и старшинами. Если же случится войсковое важное дело, то призывать сотников, а если будет дело о наряде войска или какое скорое объявление, тогда созывать в круг и десятников, а всех не созывать, чрез что у них чины будут в большем почтении, а подлость в страхе. Жалованье им небольшое, но и то по причине великих проездов с великою убавкою приходит, вместо 3000 в год достается по семи или осьми сот рублей. Наряды в службу у них беспорядочные: всегда нанимают казаков договором, причем атаман и старшины нанимают для своей корысти самых бездельных захребетников, худоконных и безоружных. Лучше разделить их на полки и наряду сотен по очереди. Всего хуже то, что они никакого для суда закона и для правления устава не имеют, поступают по своевольству, не рассуждая, что им полезно или вредно. По обычаю, за бездельные дела казнят смертию, а важными пренебрегают».
Так заканчивалась казачья вольница. С 1723 г. вместо выборных войсковых атаманов вводится институт назначаемых императором наказных войсковых атаманов. С XVIII в. для защиты постоянно расширявшихся границ государства правительство образует новые казачьи войска: Оренбургское нерегулярное (1748): Астраханское (1750), или, первоначально, Астраханский казачий полк, преобразованный в 1776 г. в Астраханское казачье войско, в 1799 г. — снова в полк, а в 1817 г. — вновь в войско; Черноморское (1787); Сибирское (1808); Кавказское линейное (1832); Забайкальское (1851); Амурское (1858); Кавказское и Черноморское, позже реорганизованные в Терское и Кубанское (1860); Семиреченское (1867); Уссурийское (1899). В начале XX века существовало 11 казачьих войск: Донское, Кубанское, Оренбургское, Терское, Забайкальское, Сибирское, Уральское (Яицкое), Амурское, Семиреченское, Астраханское, Уссурийское, а также Иркутский и Красноярский казачьи дивизионы (летом 1917 г. из них образовано Енисейское казачье войско), Якутский городовой казачий пеший полк МВД и местная Камчатская городская казачья конная команда. Имея абсолютно достоверную информацию, как можно говорить о какой-то особой казачьей национальности. Это ж сколько надо навыдумывать национальностей, чтобы не обидеть казачьи войска всех губерний России.
Что можно сказать о термине «Присуд» - опять же очередная выдумка тех же «знатоков», что ратуют за казачью национальность. Первый если это можно назвать «присудом», якобы был дан Иваном Грозным, то есть грамота о том, что все земли по Дону и его притокам царь передаёт казакам. Но была ли на самом деле эта грамота сказать трудно, так как ничего подобного историками не было найдено. А окончательное оформление казачества в специфическое военно-служилое сословие было закреплено «Положением об управлении Войска Донского» 1835 г., регламентировавшим штаты и внутреннее устройство войска. Его нормы позже были положены в «Положения» всех других войск. Все казачье мужское население обязывалось нести 25-летнюю (с 1874 г. — 20-летнюю, с 1909 г. — 18-летнюю) военную службу, но находиться непосредственно в армии надо было всего четыре года. Остальные года дома в запасе.
Вся земля на территориях казачьих областей передавалась войску как её собственнику. Вот таким был не выдуманный, а официальный «присуд» на землю. Устанавливался принцип уравнительного землепользования казаками (генералам полагалось по 1500 десятин, штаб-офицерам — по 400, обер-офицерам — по 200, рядовым казакам — по 30 десятин). Право частной собственности на землю для рядового казачества отсутствовало. Вот так! Права собственности на землю у рядовых казаков не было. Вот и весь «присуд».
Автором этого очерка не ставилась задача написания новой истории казачества, нет. Задача была другой – вынести на суд читателей исторические факты собранные древними, старинными и старыми историками Азии, Европы и России по взаимосвязанной теме: Скифы, Славяне, Русские, Казаки. Авторство заключается лишь в том, что мысли различных историков собранные из многих тысяч страниц сконцентрированы на полутора десятках страниц, а любой сомневающийся, для того чтобы убедиться в достоверности фактов изложенных в очерке, может сам открыть произведения указанных историков, изучить подлинник и сделать свои собственные выводы.
Сентябрь 2015 г. С.П. Сапожников
При написании очерка использованы:
1. Мавро Орбини «Славянское царство».
2. С.М. Соловьёв «История России с древнейших времён».
3. «Сказание о Словене и Русе».
4. Нестор «Повести временных лет».
5. Эль Табари «История царей».
6. Гильом де Рубрук (Рубруквист) «Путешествие в восточные страны».
7. Д.И. Иловайский «История России».
8. С. Герберштейн «Записки о Московии».
9. В.Н. Татищев «История Российской империи».
10. Синицын А.А. «Исследование памятников древнейшего этапа верхнего
палеолита Восточной Европы. Раскопки стоянки Костёнки-14».
11. Ибн-Фадлана «Мешхедская рукопись».
12. Еремей Русский «Летописи Московии» и труды других исторических авторов.
Время 9:53 pm.