Регистрация
Мы казаки! помогает объединению людей.

Просмотр сообщения
Часть 3
льготными грамотами, которые правительство давало населителям. Например, приведенная грамота Науму Кобелю с товарищами: «Имеет Наум право людей к себе звать на те места, не тяглых и не письменных, добрых и не ябедников, не воров и не разбойников, которые из городов и волостей выбиты». Во-первых, мы видим, что заселителям земель можно было всегда найти таких людей, не тяглых и неписьменных, людей, не имеющих собственной земли, собственного хозяйства и долженствующих потому кормиться работою на чужих землях, при чужих хозяйствах, при чужих промыслах; а такие-то бездомовные люди именно назывались у нас казаками. Но понятно, что между этими людьми находилось много и таких, которые не хотели жить в зависимости от чужих людей, на чужих землях, и предпочитали вести воинственную, опасную, но более привольную, разгульную жизнь в степи, на границах и далее, за границами государства. Вот куда девались люди, выбывшие из городов и волостей, которых населители земель не имели права принимать к себе? Это были люди с характером воина, готовые всегда отразить нападение врага подвергавшиеся постоянным и беспощадным нападениям кочевых хищников. Удаляясь, таким образом, от надзора и влияния государства. Понятно, почему в наших летописях, прежде всего, являются известия о казаках рязанских: юго-восточная, рязанская украйна более других областей подвергалась нападениям степных орд».
Некоторые современные изыскатели, ссылаясь на историка казачества Савельева, зарождение казачества находят в особом племени БРОДНИКОВ. Чтобы не было сомнений, возьмём первоисточник, выверенный по изданию: Джиованни дель Плано Карпини. История Монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны в 1253году. Перевод А.И.Малеина. Государственное издательство географической литературы, 1957г.
В 15-й главе этой книги написано: «…И так мы с великим трудом странствовали от становища к становищу, пока недостигли достигли большой реки Танаида, которая отделяет Азию от Европы, как река Египта Азию от Африки. В том месте, где мы пристали, Бату и Сартах приказали устроить(ся) на восточном берегу (у) поселок (а) (саsale) Русских, которые перевозят на лодках послов и купцов. Они сперва перевезли нас, а потом повозки, помещая одно колесо на одной барке, а другое на другой; они переезжали, привязывая барки друг к другу и так гребя. ….. Даже и от купцов они получают большую дань. В то время они жали рожь. Пшеница не родилась там хорошо, а просо имеют они в большом количестве. Русские женщины убирают головы так же, как наши (т.е. француженки), а платья свои с лицевой стороны украшают беличьими или горностаевыми мехами от ног до колен. Мужчины носят епанчи, как и Немцы, а на голове имеют войлочные шляпы, заостренные наверху длинным острием….» (Прим. автора: Как известно кочевники и изначальное казачество никаким земледелием не занимались. А рожь и просо в те времена были главными зерновыми культурами русских. Согласимся, пусть Бродники, но русские). А вот ещё одно известие вполне подтверждает наше мнение о национальности бродников. Никита Акоминат в своем слове 1190 г., между прочим, говорит следующее: «Куманы, народ доселе не порабощенный, негостеприимный и весьма воинственный и те бродники, презирающие смерть, ветвь русских, и они, народ повинующийся богу войны, соединившись с варварами, живущими на Гемосе (на Балканах с болгарами), склонились при их поражении и погибли».
В 20-й главе у Рубруквиста читаем: «… А на пути между ним (проводником) и его отцом мы ощущали сильный страх: именно Русские, Венгры и Аланы, рабы их (Татар?), число которых у них весьма велико, собираются зараз по 20 или 30 человек, выбегают ночью с колчанами и луками и убивают всякого, кого только застают ночью. Днем они скрываются, а когда лошади их утомляются, они подбираются ночью к табунам лошадей на пастбищах, обменивают лошадей, а одну или двух уводят с собою, чтобы в случае нужды съесть. Наш проводник сильно боялся такой встречи…».
В 23-й главе написано: «… Язык Русских, Поляков, Чехов (Boemorum) и Славян один и тот же с языком Вандалов, отряд которых всех вместе был с Гуннами, а теперь по большей части с Татарами….». (Авт. Но никто из историков не называет бродников казаками).
Вот и весь секрет с загадочным и особенным народом под именем БРОДНИКИ. В историческом плане это было одно из племён славяно-русов. А когда русские более массово стали осваивать степные просторы бродники просто растворились в своих единоплеменниках и в дальнейшем на страницах истории никогда не появлялись, так же как и чёрные клобуки.
Д.И. Иловайский в «Истории России» пишет: «В более ранний период славянское племя под давлением кочевых масс в этих местностях совершало отступление. Оно сохранилось в отдельных укрепленных поселениях в области между рр. Ворсклой и Сулой, затем вытесняемое все далее и далее; оно уже в XI в. задерживалось лишь по городкам у низовьев Супоя, Сулы, а в конце XII в. ту же участь испытало и население Посулья, сохранившись в разбросанных укрепленных пунктах. Эти оазисы славянского населения в степях не уничтожились и во время нашествия татар, что доказывается сохранением тех же названий для поселений и в эпоху составления книги большого чертежа. Они дожили до нового заселения степей и послужили оплотом для новых переселенцев. Предоставленные самим себе, они были в постоянной борьбе с половцами, затем с татарами. Здесь эти жители еще древнего периода, испытывавшие постоянные нападения половцев, остались среди степей уже опытными воинами, а в борьбе с татарами развили еще более свои боевые способности. Они вместе с тем не покидали занятия своих отцов и оставались по-прежнему, как и в период до-татарский, земледельцами. Как тогда, так и теперь, они были земледельцы—воины. Не подвергаясь новым порядкам, они частью сохранили старые древнерусские бытовые черты жизни, частью выработали новые, оригинальные. Они составили ядро того, что потом явилось в виде казачества». Вот и получается, с какой стороны не начни, а все признанные историки сходятся в одном, что основой казачества были славяне и русские.
Как бы подтверждая исследования C.М. Соловьёва, другой донской историк Евлампий Катальников (1774 - 1854) в вопросе о языке и происхождении донских казаков делает вывод, что донцы-верховцы могут быть признаны в происхождении из той части России, где употребляют слова: што, чего, яго и подобные им, вместо: что, чего, его». Донцы-серединцы, по мнению Катальникова, больше подходят «к правильному русскому», а «донцы-низовцы примечаются происходящими от России Малыя. Слова, до ныне употребляемые ими хиба, нема, був и прочие то свидетельствуют». Евлампию Катальникову вторит подьячий Посольского приказа Григорий Катошихин, в конце XVI века, он так написал о донских казаках: «...А люди они, породою москвичи и иных городов, и новокрещённые татаровя, и запорожские казаки, и поляки, и ляхи, и многие из них московских бояр, и торговые люди, и крестьяне. И дана им на Дону воля своя и начальных людей меж себя атаманов и иных избирают и судятся во всяких делах по своей воле, а не по царскому указу...». А вот что о донских казаках говорят первые записи дьяков Посольского Приказа: «....Донским казакам имяных списков и кто откуда пришел, также и землям и всяким угодьям писцовых и переписных книг в Посольском Приказе нет и не бывало и сколько по Дону и по иным запольным рекам казацких городков и как давно-ль которой поселился, тому ведомости нет же, для того, что о селитьбе их и о землях челобитья великому государю никогда не бывало, а селятся и пришлых людей в городки принимают они, казаки, без указу собою».
А то, что основу казачества составляли русские, подтверждают сами донские казаки, о чём безапелляционно свидетельствует письмо казаков написанное турецкому Гусейн-паше во время Азовского сидения в 1641 году: «А мы людие божий, надежа у нас вся на бога, и на мать божию богородицу, и на их угодников, и на свою братью товарыщей, которые у нас по Дону в городках живут. А холопи мы природные государя царя христианскаго царства московского. Прозвище наше вечное — казачество великое донское безстрашное. Станем с ним, царем турским, битца, что с худым свиным наемником...». В настоящее время отдельные новоявленные казаки пытаются всем доказывать, что донские казаки являются особой не русской национальности и таким казачатам наплевать на то, что израненные и голодные казаки в азовском сидении пишут, что: «… холопи мы природные государя царя христианскаго царства московского». Отрицать это могут только глубоко безнравственные отщепенцы от современного казачества, пытающиеся своими лживыми заявлениями вносить раскол в казачьи общества, приманивая казаков сказками об особой казачьей национальности. Надо не полениться и каждый казак может и должен прочитать полный текст этого письма, а далее в нём писано: «…Отбегаем мы ис того государства Московского из работы вечныя, ис холопства невольного, от бояр и от дворян государевых… Кому об нас там потужить?.. А се мы взяли Азов город своею волею, а не государским повелением».
Тем не менее, нувориши от казачества продолжают свои попытки вбивать клинья раздора между казаками и русским населением. В их среде можно устраивать даже конкурсы вралей – кто краще соврёт. Одни проводят доводы, что казаки это древние бродники, не зная того, что бродники русские люди. Другие считают себя происхождением от чёрных клобуков. Третьи – из черкасов, не понимая того что это племена одного и того же первоначального рода. Четвёртые из чигов, не зная, что древние греческие историки чигов и русов относят к одному племени. Пятые происхождение казачье (читай своё) от готов. А эти пошли дальше остальных, следом за германскими фашистскими исследователями, стали доказывать антропологическими измерениями черепов, то, что черепа донских казаков отличаются от русских. Но даже
Время 10:05 pm.